Он повертел сигарету в руках и медленно затянулся. На улице было свежо, и возвращаться в душное помещение совершенно не хотелось. Повертел машинально крестик на шее, сделал еще одну затяжку и выкинул окурок. Пора.

Открыл дверь и поморщился от душного воздуха, пробивающегося в легкие, ощущение такое словно в тиски зажали. Сел за столик и громко выдохнул. Три пары глаз смотрели на него в упор. Маша спокойно и выжидательно, Лара с издевкой, Сашка настороженно.

Надо было что-то сказать, но нужные слова отчаянно не находились. Медленно в полной тишине выпил остатки кофе, покрутил блюдце и, наконец-то, решился посмотреть друзьям в глаза:

- Мне нужно уехать будет.

Маша громко выдохнула, Лара язвительно цокнула языком. И только верный, преданный Саша решился нарушить эту обоюдную тишину:

- Надолго ты?

- Навсегда.

 

Это была странная дружба. Странная до такой степени, что они сами не понимали, зачем им все это, но дружили. Сначала настороженно, потом легко и безбашенно, потом удивительно искренне. Потом что-то изменилось. Наверное, все произошло в тот самый момент, когда Сашка вдруг случайно встретился с Машей в городе. Она пыталась выбрать подарок для своей сестры и все никак не могла решиться. Сашка наблюдал за ней из-за стеллажей с детскими игрушками и улыбался. Девушка беспомощно перебирала плюшевых зверей и, смущаясь, ставила их обратно.

- Возьми этого, - Сашка протянул ей оранжевого зайца и засмеялся. – Кажется, он клевый.

В тот момент для них двоих что-то неуловимо начало меняться. Меняться пока он провожал ее домой и шутя рассказывал про свою семью, то, что никогда не выносил на всеобщее достояние. Меняться, когда она неловко споткнулась и уцепилась за его руку. Меняться, когда он понял, что хочет ее поцеловать. Дружба постепенно отходила на второй план, уступая места чувствам, но как так вышло, что в эту историю оказались втянуты все четверо осталось загадкой.

дружба или любовь

Душный воздух кафе давил ему на легкие и не давал спокойно говорить. Он даже дышать не мог, хватал воздух ртом и смотрел на нее. Всегда на нее. С того самого первого дня, как увидел Машу на скамейке в парке. Она сидела с подругой и подставляла лицо первому весеннему солнцу. Он уже почти прошел мимо, но что-то щелкнуло в мозгу и заставило вернуться.

- Можно я сяду рядом, дитя солнца.

Ее подруга язвительно хмыкнула, но промолчала. А «дитя солнца» улыбнулась и кивнула головой. Они так и просидели в тишине около часа, прежде чем, он решился заговорить. С того дня эти девушки прочно вошли в его жизнь, а он привел в их своего лучшего друга Сашку. Он понял, что любит ее почти сразу, но сказать ей об этом почему-то не мог. Солнечная девочка казалось ему слишком хрупкой для его любви, и он все время откладывал важный разговор на потом.

Отложил. Теперь хватает ртом воздух как рыба и не может поднять глаз на своих друзей.

 

Маша ловила на себе его взгляд каждый раз. Он шутил и смотрел, он рассказывал о работе и смотрел, он звонил родителям и смотрел. Ей было неуютно от этого его взгляда, но привычка делать вид, что ничего не происходит, давала о себе знать. Она устала от этой игры, устала от бесконечных Лариных вопросов, устала от того, что не могла это прекратить. Но ведь, действительно, не могла, потому что рядом всегда был человек, ради которого она и дружила, игнорируя этот его взгляд. В тот день, когда она решила, что все это пора заканчивать, у ее младшей сестренки было День рождение, а подарок она так и не купила. А дальше он каким-то невероятным образом оказался рядом в магазине и протянул ей оранжевого зайца. Пелена дружбы спала для них двоих, и жизнь стала почти счастливой. Если бы не этот его взгляд, который не давал ей возможности расслабиться и забыть. И еще Лара, которая все понимала, язвительно хмыкала, но молчала. Лучше бы сказала уже что-нибудь в самом деле.

 

- Куда поедешь? – усмехается Лара. – Уже решил?

Он смотрит ей в глаза и видит язвительные огоньки. Знает ведь, что бежать ему некуда. Знает и смеется. Не девушка – стихийное бедствие какое-то.

- Мне работу предложили на севере, деньги хорошие, - неуверенно начинает он и замолкает.

- Тогда тебе очень повезло. Определенно нужно ехать, - с наигранной радостью кивает головой Лара. Саша выжидательно смотрит на него и молчит. Кажется, в этот раз он не совсем понял правила игры. Что ж, честность не всегда лучшее оружие.

- Тогда на прощание, как обычно, - и он поднимает руку в воздух. – Хватит, киснуть, ребятки. Все же хорошо!

И как в старые добрые четыре руки взмыли в воздух.

 

Все. В этот момент то, что было раньше, осталось за чертой этих слов. Любовь, привязанность, символичные подарки и забавные моменты, понятные только им четверым, шутки и кино по вечерам воскресенья, совместные путешествия и квартирники. Он, наконец-то, выдохнул воздух и посмотрел в глаза каждому из них, хотя увидеть там ответов точно не надеялся. В этот раз взгляд Маши был виноватым и грустным. Саша смотрел с благодарностью. Лара… Он посмотрел ей в глаза и от неожиданности отвел взгляд. Девушка плакала.

- Ларка, ну ты чего в самом деле?

Она махнула рукой:

- Длинные разговоры – лишние проводы, - и на ходу одеваясь, девушка выскочила из-за стола. - Мне пора.

Трое друзей оглянулись на звук захлопнувшейся двери, который словно подвел итог их странной и непонятной дружбы, а потом Саша и Маша неловко попрощались и тоже пошли домой. Он же, по привычке, потер крестик на шее и вышел на встречу новой жизни. Смеркалось.

дружба

Он повертел сигарету в руках и выкинул окурок на землю. Открыл дверь и зашел в душное помещение. Хмыкнул, увидев почти не изменившийся интерьер, улыбнулся, заметив старых знакомых.

- С ума сойти, ребята. Сколько лет.

- Пять, - заметила иронично Лара. – Пять лет от тебя не было ни слуху ни духу. Где носило?

- Где только не носило.

- Кто бы сомневался, - засмеялась она. – Вечное перекати-поле.

Перевел взгляд. Маша улыбалась, но как-то неискренне. Солнце в ее глазах больше не горело. Подстригла волосы, покрасилась. Сашка стал другим, совсем другим. Взрослым до такой степени, что не верилось что прошло только полдесятка. На пальце обручальное кольцо. Спокойный, уверенный, серьезный. Лара отрастила волосы и сменила рваные джинсы на классические брюки. Наигралась девочка в затянувшийся переходный возраст. Выросла. Молчит, улыбается глазами, но шутит, по-прежнему, колко.

Смотрю на каждого из них и не могу понять, зачем я бежал. Не осталось ни любви, ни жалости, ни привязанности, только светлое, еле уловимое ощущение грусти по юношеским годам. Неловко спрашиваем друг друга о насущных делах, Сашка показывает фото своих карапузов-близнецов. С трудом улавливаю, что они не от Маши. Надо же, не сложилось. Лара рассказывает о своих заграничных поездках-командировках, попутно упрекая меня в том, что я ей не писал. Девочка-иголка скучала, странное открытие. Маша смотрит на меня не отводя глаз. Маша не замужем. Она старается найти во мне остатки прежних чувств. Мне жаль ее огорчать, но во мне больше ничего нет.

 

Через полчаса я начинаю задыхаться и выхожу на улицу. Все эти годы меня спасали сигареты. Я затягиваюсь на крыльце и вспоминаю, как почти умирал здесь пят лет назад.

- Странное ощущение дежа вю, правда? Дашь закурить?

Удивленно оборачиваюсь и протягиваю Ларе сигарету.

- Пять лет назад я чуть выжила после вашей «душевной» беседки, собирала себя, задыхалась от  невозможности сказать. А теперь стою и понимаю, что больше ничего не болит. Вот веришь, совсем.

Я смотрю на бывшую девушку-бунтарку и вдруг начинаю хохотать как сумасшедший.

- Ларка! Лара, так ты тоже, - я истерично засмеялся и обнял девушку. – Ну и дураки мы все здесь, Ларка, ну и дураки.

Она покрутила сигарету в руках и грустно улыбнулась:

- Бывает. Ты любил Машу, я любила Сашу, а нас с тобой только так никто и не полюбил. Но называлось все это гребаным словом дружба. Дружили бы дальше, что ж все разбежались. Не зря говорят, что дружбу любовью не пятнают, а мы кинулись раскрашивать ее всеми цветами радуги, вот и поплатились за свои художественные таланты.

- А Сашка-то на ком в итоге женился? И не на тебе, и не Машке?

- Не знаю даже, - Ларка затянулась в очередной раз и пожала плечами. – Мы как вышли тогда из этого кафе, так и разошлись в разные стороны. Ты когда написал с предложением встретиться, я себя полдня настраивала согласиться. Вроде бы и хочется, вроде бы страшно. Такая дружба была – Боже, Боже, а ничего не осталось.

- И как оно?

- Да никак. – Лара хохочет и тушит сигарету. -  Уже никак. Пойдем что ли к нашим?

- А пошли домой, - говорю я, выкидывая окурок в мусорку. – Скучно здесь.

 

И в этот раз окончательно обещаю себе больше не возвращаться к вопросу о дружбе. Было и было, прошлое сложно вытащить на поверхность настоящего. В порыве какой-то ностальгии оборачиваюсь и смотрю на Лару:

- Может сходим завтра посидеть куда? Ты как?

И снова вижу те истеричные искорки в ее глазах. Девушка смеется и протягивает мне руку:

- Я никак. Давай прощаться.

По привычке тру крестик на шее и улыбаюсь ей то ли грустно, то ли безразлично.

На улице смеркается. Вечер старой новой жизни постепенно вступает в свои права.

Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте или войти через социальные сети

Войти через социальные сети

     

Комментарии  

Murrchetta
+2 # Murrchetta 28.10.2017 16:41
Давно не было литературных зарисовок, отлично вышло! :rose:
Где-то немного защемило в груди..)
Fleur
# Fleur 28.10.2017 22:58
Я и сама немного соскучилась без этих историй :roll:
Спасибо большое, Надя, меня всегда вдохновляют теплые слова :heart:
mrs_serejkina
+1 # mrs_serejkina 29.10.2017 13:27
Умеешь ты что-то задеть, это правда. Я настаиваю на том, чтобы начать собирать материал для собственной книги!
Fleur
# Fleur 29.10.2017 15:00
Спасибо большое, Даша! Вы меня всегда вдохновляете и продолжать писать, и совершенствоваться :roll: